03.08.2020

Для такого ты как женщина — просто «тряпка». Украинская экс-военная — о харассменте в ВСУ, гендерном неравенстве и отсутствии правосудия

Валерия Сикал после конфликта в части ушла из ВСУ и уехала из Украины (Фото: dilo.net.ua)

Об этом сообщает Russiangate


Два года назад лейтенант Валерия Сикал обвинила руководителя воинской части, в которой служила, в сексуальных домогательствах и харассменте. За это время дело еще не дошло до суда, а главного обвиняемого повысили.

26-летняя Валерия Сикал родом из поселка Томашполь, что в Винницкой области, стала первой украинской военной, публично рассказавшей о харассменте в Вооруженных силах Украины. Два года назад она обвинила в сексуальных домогательствах своего бывшего начальника — полковника Виктора Иванива. Иванив возглавлял военную часть А1358, расположенную в селе Цвитоха Хмельницкой области — именно туда в 2017 году по распределению попала Валерия.

В 2019 году история лейтенанта Сикал вызвала большой резонанс в медиа — и не только в украинских. В марте 2019-го о харассменте в ВСУ написал даже New York Times. В защиту военной выступили в международной правозащитной организации Amnesty International.

Однако за два года дело так и не дошло до суда. За это время Валерия Сикал полностью разочаровалась в украинском военном деле и переехала в Польшу, а полковника Иванива повысили и перевели на другую должность, в Киев. Кроме того, по информации винницкого издания «20 минут», в апреле 2019-го Иванив подал иск в суд о защите чести и достоинства.

В июне прокуратура продлила рассмотрение дела еще на пять месяцев. Как сообщают НВ в Amnesty International, сейчас продолжается также и психологическая экспертиза Иванива. На время рассмотрения дела и проведения экспертизы полковник не является отстраненным от службы или уволенным из ВСУ.

Репортер НВ Саша Горчинская побеседовала с Валерией Сикал о ходе дела и затягивании расследования, а также об отношении к женщинам в рядах ВСУ.

— Расскажите, как вы попали в эту воинскую часть?

— Я — лейтенант, служила в воинской части А1358, расположенной в селе Цвитоха Хмельницкой области. В эту воинскую часть я попала в 2017 году по распределению после университета. По сути, я «выиграла» эту часть «в лотерею» — в случайном порядке.

— С чего начался ваш конфликт с полковником Виктором Иванивым?

— Полковник Виктор Иванив был руководителем этой воинской части. В наш первый день знакомства он меня вывез в лес и начал рассказывать, что и как мне делать, чтобы моя служба «проходила хорошо». То есть фактически только я пришла, как мне сразу показали мое место. В дальнейшем он пытался «поставить меня на колени» — заставить с ним соглашаться во всем. Я не повиновалась, из-за чего постоянно терпела унижения.

Полковник Виктор Иванив / Фото: zaxid.net

Однажды в нашу воинскую часть приехали с проверкой — это был человек, тоже военный, но я не интересовалась, кто именно и откуда. Он остановился на служебной квартире — это специальное место, предназначенное для временного размещения командировочных.

[По информации, доступной на сайте Государственного судового реестра Украины, вероятно, речь идет о начальнике Славутского ОП ГУ ЧП в Хмельницкой области, как указано в описании инцидента в автомобиле].

Полковник Виктор Иванив находился с этим военным на квартире, там они распивали алкогольные напитки. Он позвонил и приказал мне прийти к ним. Я пошла к нему со своей коллегой — еще одним лейтенантом, такой же девушкой, как и я. Иванив намекал, что я должна остаться с ними, выпить и чем-то развлечь гостя. Я ответила, что мой рабочий день уже закончился и такие приказы выполнять не намерена. Поэтому развернулась и ушла от них. Другая девушка — тоже.

— В одном из ваших предыдущих интервью я читала, что в качестве наказания вас заставляли носить тяжелые предметы, из-за чего вы испортили себе здоровье. Это правда?

— Да, сейчас я освобождена от армии по состоянию здоровья. Это был один из его методов наказания — заставлять меня поднимать и переносить тяжелые снаряды.

— Если бы вы отказались выполнять подобные приказы — что было бы тогда?

— Мне трудно предвидеть его поведение, но, думаю, для меня ничем хорошим это бы не закончилось точно. По правилам же, если подчиненный отказывается от приказов, поступающих от руководства, выше по статусу, за это предусмотрен или выговор, или строгий выговор — так сказать, нюансы, которые плохо отражаются на дальнейшей карьере.

— Расскажите о том, как вообще относятся к женщинам на военной службе коллеги-мужчины?

— Есть разные типажи людей, от этого зависит и отношение к другим. В частности, и к женщинам. Я бы сказала, что гендерного равенства как такового в военной среде нету. Есть два противоположных полюса. Одна сторона — это когда мужчины в военной среде, так сказать, оберегают коллег-женщин. Поддерживают тоже. Не заставляют делать что-то сверхтяжелое. Как правило, это люди более старшего возраста — от 40 лет и старше. Однако, я бы сказала, что это зависит не столько от возраста, сколько от воспитания, жизненных ценностей.

По сути, я «выиграла» эту часть в лотерею

Но есть и другая категория людей: это — те, кто ставит себя выше всех. Такие воспринимают женщин как рабынь. Как женщина для такого ты — просто «тряпка», не важно, какое у тебя звание, какое образование.

То есть, существуют в основном две вот эти крайности. А так, чтобы к женщинам относились ровно, ставили мужчину и женщину на одну ступень — такого нет.

— Известно ли вам о других женщинах, которые сталкивались с подобным отношением к себе со стороны господина Иванива?

— Во время службы я не знала, что были подобные случаи раньше. И никому не рассказывала об этом, чтобы, так сказать, излить душу. Но уже после того как я подала свое заявление, другие также начали заявлять о подобных случаях, связанных с этим командиром. [По состоянию на конец января 2019 года полковника Иванива в развратных действиях обвиняли по меньшей мере восемь женщин-военнослужащих, о чем говорится в сюжете ТСН 29 января 2019 г.].

Большинство этих девушек до сих пор продолжают службу. Возможно, в отличие от меня, они не бросили военное дело, потому что имели больший опыт работы с разными руководителями, видели разное отношение к себе, не знаю.

— А случались ли подобные конфликты, связанные не с женщинами, а с мужчинами?

— Я знаю одну такую историю, но она происходила еще до моего прихода в эту воинскую часть. Тогда Иванив заставил ребят-военных сделать клизму якобы в воспитательных целях — мол, за то, что поймал их пьяными. Там было несколько действующих лиц, а все, что происходило, снимали на видео и даже выложили в сеть. После этого было открыто уголовное производство. Но я не знаю, какова дальнейшая судьба этого производства — видимо, все тоже замялось.

— Рассказывали ли вы кому-либо, что с вами произошло? Куда жаловались?

— Я подавала жалобы в ВСП [Военная служба правопорядка в Вооруженных Силах Украины], писала заявление в полицию. Рассказывала обо всем, что происходило, своему непосредственному руководителю, но это не давало никаких результатов.

В декабре 2018-го я обратилась с жалобой в военную прокуратуру — рассказала, что мой тогдашний руководитель части, используя свое служебное положение, неоднократно пытался заставить меня вступить в половую связь с ним.

— Какая была реакция прокуратуры на ваше заявление?

— Дело постоянно затягивается. Например, 28 мая 2020 года стало известно, что прокуратура в очередной раз отказалась подписывать подозрение руководителю воинской части, перед тем продержав у себя дело два месяца. [Из-за затягивания дела военной прокуратурой истекают сроки привлечения к уголовной ответственности подозреваемого. По закону, со дня совершения преступления должно пройти не более двух лет. Из-за затягивания дела вероятный обидчик может остаться без наказания].

Выдержка из постановления, в котором Валерию Сикал обвиняют в совершении административного правонарушения за то, что она не появилась на военную службу после перенесенной операции / Фото: Документ предоставлен Валерией Сикал

Следствию давали указания осуществить дополнительные процессуальные действия. Однако, как оказалось, эти действия, в основном, или не касаются событий преступления, или были уже выполнены следствием ранее. До суда дело так и не дошло.

Кроме того, меня обвинили в том, что в 2018 году я якобы самовольно покинула военную часть, хотя перед тем я предоставляла командиру части рапорт на отпуск продолжительностью 30 дней в связи с перенесенной операцией. Однако за это правонарушение меня привлекли к административной ответственности.

— Общались ли вы лично с Иванивым после подачи заявления? Или, возможно, он как-то публично комментировал эту историю и высказывал свою позицию?

— Не общалась и, насколько мне известно, публичных заявлений он также не делал.

— Фиксировали ли вы все, что происходило с вами? Возможно, записывали его приказы на диктофон, или же снимали на камеру?

— Нет. Пыталась записывать на диктофон, но звук был плохой. Поэтому ни аудио, ни видеофиксации не было. Только показания свидетелей.

— Никакого наказания за свои действия Виктор Иванив не понес?

— Уже после того как эта история обрела публичный скандал, выяснилось, что Виктора Иванива не только не уволили — его перевели в Центральное управление по обеспечению средствами поражения Вооруженных Сил Украины [Этот перевод в СМИ называли «повышением», однако в ответ на запрос Amnesty International в Министерстве обороны ответили, что Иванив был переведен на равнозначную должность, документ есть в распоряжении НВ].

— Как отреагировали вы на такой ход событий?

— После того как подала заявление, перевелась в другую воинскую часть в надежде, что увижу там другое отношение к себе, что руководство будет вести себя по-другому, и я смогу работать дальше, строить карьеру и следовать своему жизненному плану. Но выяснилось, что все это есть и там — отражение такого отношения к женщинам.

Фрагмент из ответа Генпрокуратуры о ходе дела Валерии Сикало / Фото: Предоставлено Amnesty International

Поэтому я не справилась. Честно говоря, после этой ситуации я очень разочаровалась во всем, что происходит. Просто ушла с военной службы, продолжать желания просто больше не было. Это слишком сложно для меня.

Что касается дела Иванива — я понимаю, что это будет нелегко. Сейчас я вместе с мужем переехала в Польшу: полностью забросила военное дело и работаю в другой сфере. За процессом наблюдаю удаленно, постоянно обладаю поддержкой правозащитников. Я не собираюсь опускать руки после года издевательств и двух лет борьбы.

«Медійна програма в Україні» фінансується Агентством США з міжнародного розвитку (USAID) і виконується міжнародною організацією Internews.

Джерело статті: “https://nv.ua/ukraine/zhenskie-istorii-s-nv/valeriya-sikal-otkrovenno-o-domogatelstvah-v-ukrainskoy-armii-intervyu-novosti-ukrainy-50102377.html”

Scroll to Top