17.07.2019

Чем рискует власть на выборах Мосгордумы

Выборы в Мосгордуму еще только в сентябре, однако главной интриги на них уже не осталось. Неделю назад еще можно было гадать, чего ради столичные власти затеяли довольно неуклюжую игру с проверкой подписей за независимых кандидатов, зачем сравнение сразу с двумя базами — сначала «ГАС Выборы», затем ФМС, и отчего подписи за провластных «самовыдвиженцев» проверяют тайно и стремительно. Предполагалось, например, что задача здесь — как раз в отмывке подписей «спойлеров»: кампанию никто из них практически не вел, сборщиков их тоже мало кто видел. Надо ведь, наверное, как-то объяснить публике, откуда появились чистенькие, аккуратно заполненные подписные листы?

Но нет, те, кто рассуждал подобным образом, слишком хорошо думали о московской мэрии. Не было ни сложных стратегических расчетов, ни стремления хоть как-то замаскировать откровенную рисовку подписей за правильных кандидатов. Цель была самая примитивная — любой ценой отсечь независимых кандидатов от участия в выборах. Цель достигнута. Любовь Соболь, Иван Жданов, Константин Янкаускас, Юлия Галямина, Илья Яшин, а также Геннадий и Дмитрий Гудковы до выборов не допущены.

Брак в подписях искали очень уж не старательно. Хотя, пожалуй, тут особенно уместен главный знак русского политического языка — кавычки: совсем не старались сверщики избиркомов и эксперты-графологи из МВД, когда «искали» «брак» в подписях граждан за независимых кандидатов. Фальсифицировали запросы к базам, перевирая имена и номера паспортов. Объявляли несуществующими реальных людей, причем часто — людей известных, да еще и тех, кто не просто подписался за своего кандидата, но еще и успел похвастаться этим в социальных сетях.

Профессор ВШЭ Елена Лукьянова отдала подпись за Любовь Соболь и выяснила, что избирком ее реальным, живым, существующим человеком не считает. То же случилось с профессором МВШСЭН Григорием Юдиным (подписался за Елену Русакову из «Яблока», Русакову до выборов не допустили). То же случилось с политологом Александром Шмелевым (подпись за Галямину). И — совсем уж смешно — с Ильей Яшиным (подпись за Геннадия Гудкова). То же случилось и еще с несколькими тысячами москвичей.

Можно было бы, наверное, к задаче по фальсификации результатов проверки подписей подойти немного тщательнее. Вычислить тех, кто точно следит за выборами, и не провоцировать их на конфликт. Однако сейчас все выглядит так, словно и жителям Москвы, и их кандидатам намеренно хотели плюнуть в лицо, хотели не просто вышвырнуть неугодных кандидатов из выборной гонки, но и сделать это с максимальной наглостью.

Это, впрочем, иллюзия. Просто нет в природе никаких изощренных технологий фальсификаций. Все так и работает — примитивно, грубо, халтурно. Расчет на то, что проверять работу «экспертов» никто не станет. Или — это еще верней — что никакие проверки не смогут ничего изменить. Яшину не помогли даже заявления от тех, кто за него подписался, к которым прилагались копии паспортов. Их просто не стали рассматривать.

Глава МГИК Валентин Горбунов заявил, что независимые кандидаты не хотят конструктивно обсуждать происходящее, а стремятся превратить все «в митинг». Глава ЦИК Элла Памфилова предложение о встрече от независимых кандидатов назвала «ударом ниже пояса», сославшись на состояние здоровья. В атаку на независимых брошены все интернет-ресурсы, которые контролирует мэрия Москвы, все сайты, принадлежащие Пригожину, сайт «Царьград», блогеры на зарплате и прочая мелочь. Федеральное ТВ предпочитает не замечать проблемы, и только канал НТВ посвятил скандалу вокруг выборов один из выпусков программы «Чрезвычайное происшествие». Рассказывали там, разумеется, как Соболь и другие независимые кандидаты фальсифицировали подписи в свою поддержку.

Независимые не сдаются. Большая (мирная, естественно) акция в воскресенье кончилась жестокими задержаниями. И в понедельник, и во вторник проходили митинги на Трубной площади. Главный — согласованный — митинг на проспекте Сахарова намечен на 20 июля. Соболь в знак протеста против действий властей объявила голодовку.

Но тут, увы, придется процитировать многоопытного яблочника Сергея Митрохина, которого тоже не допустили до выборов. Он заявил уже, что будет обжаловать решение избиркома, но добавил, что дело это бесполезное.

Мэрия откровенно провалила кампанию собственных кандидатов и позволила независимым, которые честно собирали подписи, уйти в отрыв. Городские власти осознали ошибки, оценили риски и приняли решение, не испугавшись неизбежного скандала и несогласованных акций в центре города. Расчет здесь прост — ресурса для того, чтобы наращивать давление, у оппозиции просто нет. На воскресное мероприятие в Новопушкинский сквер пришло около полутора тысяч человек, на следующий день на Трубную — уже меньше. Впереди — полтора летних месяца, а к сентябрьским выборам июльский скандал совершенно точно перестанет быть нервом информационной повестки.

И тогда, согласно расчетам властей, при низкой явке — активные сторонники недопущенных кандидатов не пойдут на выборы, а вот необходимое количество бюджетников по разнарядке придет — городской парламент заполнят те самые «самовыдвиженцы», которые и подписей не собирали, и кампании не вели.

Конечно, случившееся — удар по легитимности выборов и самой думы. Но для мэрии главная прелесть думы как раз в том и состоит, что ее не видно и не слышно. Чем скучнее выборы, и чем тише сидят в своих креслах депутаты — тем лучше. Они ведь даже не статисты без речей, они декорация, фон, задник для бесконечной саги о свершениях великого мэра. Своеобразная модель российской политики в миниатюре, но ничего другого и не требуется.

Однако на этот раз мэрия может и просчитаться в своих нехитрых расчетах, но об этом чуть позже. Сначала о том, что происходящее значит для граждан. Многие ведь считают, что выборы в городской парламент — дело внутри нашей политической системы совсем скучное и ненужное. Но сама паника, охватившая мэрию, из которой и растет нынешний скандал, показывает: власти так не считают. Они боятся появления в Мосгордуме хотя бы нескольких независимых депутатов. Понятно ведь, что большинства у независимых в МГД не было бы, даже если бы допустили всех. Легко предположить, что они еще и переругались бы между собой, как это в оппозиции принято. Однако мэрия боится любого неподконтрольного депутата и готова на любой позор, на любой скандал, лишь бы независимых кандидатов на выборы не пустить.

В ситуации кризиса (а наша ситуация — как раз такая) вес каждого мандата возрастает на порядок. Один целеустремленный и конфликтный человек может серьезно осложнить власти жизнь. Это, видимо, урок уже на будущее, но иметь его в виду все равно полезно.

А вот стратеги из мэрии не учитывают одной простой вещи: если лишить людей возможности голосовать «за», это еще не значит, что они не придут на участки. Они вполне могут прийти и проголосовать «против». Поддержать — за неимением своих — любых (а лучше — потенциально проходных) кандидатов, хотя бы формально оппозиционных и представляющих системные партии. Кстати, «умное голосование» Алексея Навального — как раз про это.

И тогда состав МГД будет сильно отличаться от желаемого для власти. Или придется еще раз включать машину фальсификаций, окончательно превращая выборы в шапито. Что тоже чревато. Озвученные администрацией президента «критерии эффективности» никто ведь не отменял, за провал кампании все равно отвечать придется.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Scroll to Top